Բարի գալուստ-Добро пожаловать-Welcome Орден АРБУГО и МПС-Цель Нашей организации объединить всех Арменоидов ,Арменоиды это те народы которые вышли из Армянского Нагорья
Нравится




Subscribe in a reader

Add to Google Reader or Homepage

Translate

Google
WWW На этом сайте
Во всем мире, особенно в Европе, усиливаются разъединяющие и разрушающие тенденции. Они вносят смуту и вражду, создают напряженную обстановку как в отношениях между государствами, так и внутри отдельных стран. В этих условиях нужны идеи и цели, которые противостояли бы этим негативным явлениям. Эта идея - объединение всех наций Арменоидской расы, цель - создание союза или федерации этих наций. В этом процессе огромную роль может и должна играть воссоздания федеративной Республике Армении, которая находится в Араратской долине,в самом сердце Армянского Нагория - прародины Арменоидов. У нас общие корни, происхождение, культурные традиции.

Вновь возникшее государство Армянской расы(Арменоидов) в Араратской долине главной своей идеологической целью должно провозгласить и добиваться объединение вокруг Армени всех земель населенных Армянской расы(Арменоидами).

Методика?

Пропаганда!

наибольшее горе, страдание причинить может лишь ближний, и чем более близок тем более не переносимо страдание причиняемое предательством. Aрменоид под маской турка(Алевитов под маской турка,Хамшенов (Амшенцев) под маской турка , Талышов под маской турка), мерзость, и наша цель вернуть ему облик человека`арменоида.

Почему мы небыли подготовлены к геноциду? - дело в нашей чистоте и наивности, чем чище человек, чем более отдален от зла тем более беззащитен, от врагов `тюрков,.

Союз Армянской расы(Арменоидов) мира возможен он не обходим всем членам данного антропологического типа , и он рано или поздно будет создан.

Армянская Раса (Арменоид): имеет одну связывающею всех нас культуру, традиции, и главное: ПРОИСХОЖДЕНИЕ от Армянского Нагорья и Армян!

Давайте заглянем в будущее, оценим настоящее и вспомним прошлое!

twit

Субъекты Армянской федерации

Страницы-Генетические ветви Арменоидов-Племя Торгома(Hayasa)

Насильно исламизированные Арменоиды-Племя Торгом

пятница, 28 августа 2015 г.

Герман Абих - первооткрыватель на немецком языке «Армянского Нагорья»

Герман Абих - первооткрыватель на немецком языке «Армянского Нагорья»


Бюст Германа Абиха (бронза) работы скульптора Н.И.Кузнецова,
Музей землеведения МГУ

1843 год. В издательстве Дерптского университета (ныне Тарту, Эстония) на немецком языке выходит монография 37-летнего профессора геологии Германа Вильгельма Абиха «Uber die geologische Natur des Armenische Hoshlandes» («О геологических свойствах Армянского нагорья»). Спустя почти 40 лет, в 1882 году, в Вене, будучи уже всемирно известным ученым, академиком Российской Императорской Академии Наук, Абих публикует фундаментальный труд «Geologie des Armenishen Hochlandes», посвященный общей геологии Армянского нагорья. Таким образом, благодаря его работам с 1843 года мировое научное сообщество впервые узнало об этой физико-географической единице крупного таксономического ранга общей площадью около 400000 км2, названного так Абихом в честь автохтонного армянского народа, издревле населяющего как данный обширный горный регион, так и его равнинное обрамление. Согласно современным представлениям, Армянское нагорье1 охватывает всю территорию современной Армении, Нагорного Карабаха, значительную часть северо-восточной Турции, небольшую западную часть Ирана и южную часть Грузии.

1 По данным Л.А.Зорабяна, Г.К.Габриеляна и В.Ю.Халатова, границы Армянского нагорья не всегда совпадали с границами исторической Армении.
Территория Армянского нагорья значительно меньше, чем площадь исторической Армении в период своего наивысшего расцвета.

В дальнейшем термин «Армянское нагорье» как самостоятельная орографическая единица был введен в широкий научный оборот и принимался такими крупнейшими естествоиспытателями, географами и путешественниками второй половины XIX–XX вв., как Э.Зюсс, Г.Линч, Ф.Освальд, А.Воейков, Ф.Левинсон-Лессинг, А.Ляйстер, А.Рейнгардтен, Н.Короновский, С.Матвеев, Ф.Махачек, Е.Милановский и др. К настоящему времени термин фигурирует во всех энциклопедиях и географических справочниках мира.

Интерес к естественным наукам, в частности к геологии, к дальним путешествиям, у уроженца Берлина Отто-Германа Абиха (1806 – 1886) возник еще в юношеские годы под влиянием отца, горного советника Вильгельма Абиха, а также деда по материнской линии, выдающегося немецкого химика Мартина Клапорта (1747 – 1817), и дяди, знаменитого востоковеда, большого знатока этнографии кавказских народностей Юлия Клапорта (1783 – 1835). В дальнейшем, уже в качестве студента физико-математического отделения философского факультета Берлинского университета молодому Абиху выпало счастье слушать лекции крупнейших ученых XIX столетия, в том числе Георга Гегеля по философии, Леопольда Ранке по истории, Леопольда фон Буха по геогнозии (так в то время называлась геология), географов Карла Риттера и Александра фон Гумбольдта, прозванного «Аристотелем XIX века».

В 1831 году, после окончания университета, молодой ученый защищает диссертацию по минералогии, написанную на латинском языке, и, по настоянию Л.Буха, в 1833 – 1836 годах в Италии изучает действующие и потухшие вулканы – Везувий, Этну, Стромболи и др. С 1841 до зимы 1844 года Абих занимал должность ординарного профессора кафедры геологии и минералогии Дерптского университета. Сегодня невозможно предугадать как бы сложилась дальнейшая карьера молодого преуспевающего профессора в почтенных и уютных стенах восьмого старейшего университета в Европе, однако судьбе было угодно наполнить паруса жизни любознательного ученого ветром странствий и навечно связать его имя с природой и культурой Армянского нагорья и, в первую очередь, с самой знаменитой горой Старого света – библейским Араратом.

Овеянная легендами и библейскими сказаниями, высочайшая вершина Большого Арарата, или Масиса (5165 м), издавна, как магнит, манила христианских паломников, путешественников и натуралистов всего мира своей красотой, величием и таинственной неприступностью. Страшное землетрясение 2 июля 1840 г., разрушившее часть склона горы, взбудоражило научное сообщество европейских стран. В те времена, когда многие отрасли геогностической, т.е. геологической, науки были на заре своего формирования, большинство европейских ученых и, в первую очередь, русские исследователи, сильно заинтересовались первопричиной данного явления. Именно для решения данной проблемы Штаб корпуса горных инженеров Российской империи, по рекомендации А.Гумбольдта, обратился к Абиху, уже снискавшему большой авторитет в научных кругах Европы.

Ранней весной 1844 года по высочайшему разрешению Императора России Николая I профессор Абих отправился в 10-месячную командировку в Закавказье, предварительно получив из Российской казны на экспедиционные нужды 5288 рублей серебром – очень внушительную для того времени сумму. В середине XIX века в Эриванской губернии эта сумма равнялась 15-летней годовой зарплате наиболее высокооплачиваемых мастеров-каменщиков и каменотесов.

До отьезда на Кавказ в январе того же года в Санкт-Петербурге Абих получает предварительные сведения об Армении у известного общественного деятеля, этнографа и агрария барона А.Гекстгаузена, который годом раньше путешествовал по Армении. Там же Абих встречается с новоизбранным 121-м Католикосом Всех армян Нерсесом Аштаракеци и заручается от него рекомендательным письмом к Хачатуру Абовяну, в котором последнему предлагалось оказывать содействие профессору в качестве переводчика. Эта встреча с Католикосом произвела на молодого геолога неизгладимое впечатление и послужила основой для многолетней дружбы как с ним, так и с великим просветителем армянского народа Хачатуром Абовяном.

Во второй половине августа и в начале сентября 1844 года Абих совместно с Абовяном предпринимает три неудачные попытки восхождения на вершину Большого Арарата, которые из-за неблагоприятных метеорологических условий не увенчались успехом. После этой неудачи Абих, тщательно изучив климат данной местности, приходит к выводу, что наиболее благоприятное время для восхождения – вторая половина июля – начало августа или же поздняя осень. В том же 1844 году Абих, отрываясь от своих геологических изысканий, всесторонне исследует развалины древнеармянской столицы Ани и составляет первый подробный план городища. Результаты этих исследований были изданы в 1879 г. в книге «Пятый Археологический Съезд в Тифлисе».

27 июля 1845 года небольшая экспедиция, возглавляемая Абихом, в сопровождении помощника Абиха, уроженца Богемии Карла Ценка, топографа Бичугина, переводчика, ученика Абовяна Петроса Шарояна, бывших жителей разрушенной деревни Акори Онана Мартиросова и Симона Саркисова, а также четырех казаков донского 12-го полка предпринимает новую попытку восхождения по юго-восточному склону Большого Арарата. Уже на следующий день в 11 часов утра Абиху удалось осуществить давнишнюю, несбывшуюся мечту своего великого учителя и наставника Александра Гумбольдта. Вершина была покорена.

Это было третье по счету документально подтвержденное восхождение на Арарат после пионерской экспедиции Ф.Парротта, Х.Абовяна (1829 год) и выпускника Лазаревского института восточных языков, востоковеда К.Спасского-Автономова (1834 год). Однако на этот раз на вершину впервые ступила нога профессионального геолога.

Всестороннее и подробное изучение вершины и ее окрестностей не сразу позволили осторожному в своих научных суждениях ученому однозначно установить первопричину грандиозной катастрофы 1840 года. Лишь несколькими годами позже, после детального анализа имеющихся фактов, Абих пришел к выводу, что это был толчок, спровоцированный тектоническим землетрясением, а не извержением. Землетрясение, в свою очередь, породило громадный селевой вынос, в результате чего армянское село Акори и монастырь Св. Акопа были полностью уничтожены.

Визуальное наблюдение со стороны непосредственных очевидцев так называемого пламени, или «ярко-красного свечения» на вершине горы, обязательного атрибута большинства вулканических извержений, Абих объяснял своеобразным световым эффектом заходящего солнца на фоне облака пыли, поднявшегося при обвале горных пород после сейсмических толчков. Интересно отметить, что до настоящего времени споры о первопричине – тектоническое землетрясение или вулканическое извержение, вероятно, фриотического типа (эруптивный направленный взрыв с выбросом вулканических газов, каменных глыб и пепла), спровоцированное землетрясением – в научном мире не утихают. Однако большинство ученых подтверждают точку зрения Абиха о чисто сейсмогенной первопричине этой катастрофы.

Дальнейшая научная деятельность ученого на Армянском нагорье была чрезвычайно плодотворной и разносторонней и касалась почти всех теоретических и прикладных аспектов геологии и физической географии: палеонтологии, стратиграфии, тектоники, минералогии, литологии, петрографии, геоботаники, орографии, климатологии, гляциологии, четвертичной геологии и гидрогеологии, изучения полезных ископаемых, геологического картирования. Вклад и актуальность всесторонних естественнонаучных исследований Абиха частично освещены в многочисленных научных монографиях и специальных публикациях, посвященных жизни и творчеству ученого, А.П.Богданова (1891), П.П.Семенова-Тяньшаньского (1896), В.В.Богачева (1937, 1939), С.П.Волкова и В.В.Тихомирова (1959), К.Н.Паффенгольца (1948, 1972), А.Т.Асланяна (1959), В.П.Ренгартена (1959), А.А.Габриеляна (1964), Э.Г.Малхасяна (1975), Р.А.Мандаляна (2005), Г.У.Мелик-Адамяна и Х.В.Хачанова (2006) и др. Тем не менее, мы не можем вкратце не отметить наиболее пионерские научные разработки этого великого ученого не только для Кавказа и Армянского нагорья, но и для всей мировой геологической науки в целом.

Абих практически первым из ученых стоял у истоков сейсмотектоники. Его представления о единой причине горообразовательных процессов, землетрясений, вулканизма и их приуроченности к определенным направлениям горных цепей в дальнейшем были разработаны и усовершенствованы многими его современниками и последователями, в т.ч. крупнейшим российским геологом Иваном Мушкетовым (1850 – 1902) и австрийским геологом, президентом Венской Академии Наук, одним из создателей современной геологии Эдуардом Зюссом (1831 – 1914).

Поистине передовыми являются теоретические и практические исследования ученого в области нефтяной геологии. На примере прикаспийской части Азербайджана Абих намного раньше и независимо от американских геологов Т.Хента, Г.Роджерса и У.Лонга впервые в мировой науке установил закономерность скопления нефти в наиболее приподнятых частях осадочных горных пород, в сводовых частях антиклинальных складок. Кроме того, Абих впервые пришел к выводу, что вместилищем нефти являются не подземные пещеры и пустоты с нефтяными озерами, а именно пористые осадочные горные породы, песчаники и т.д. Это важнейшее открытие в дальнейшем блестяще было подтверждено Д.И.Менделеевым.

Абих является также одним из первых разработчиков химического направления в петрографии – науке о горных породах. Он еще в 1841 г. разработал и впервые ввел в научный оборот понятие о кислотности горных изверженных пород. Не менее значим вклад ученого в геоморфологию и геологическое картирование. В его исследованиях формы рельефа всегда взаимосвязаны с геологическим строением и вещественным составом горных пород. При графическом изображении разнообразных форм рельефа Абих, будучи прекрасным рисовальщиком, впервые в мире использовал так называемый метод смещенных профилей, на 20 лет опередив своих современников, в том числе известного американского геолога и геоморфолога Карла Джильберта (1843 – 1918).

Серьезное внимание ученый уделял также изучению полезных ископаемых. Благодаря его стараниям было открыто одно из крупнейших марганцевых месторождений в мире – Чиатурское, в Грузии. Во время своих многочисленных экспедиций он непременно посещал действующие и заброшенные рудники и очень подробно исследовал все замеченные им отдельные рудопроявления. Признаки железного оруденения были выявлены ученым практически по всей полосе северо-восточных предгорий Армянского нагорья от Грузии до Карабаха включительно.

Особое внимание Абих уделял палеонтологии и стратиграфии. За более чем 30-летний период из разных регионов Армянского нагорья им собраны, определены и описаны многочисленные окаменевшие остатки беспозвоночных животных: моллюсков, кораллов, головоногих и т.д., в том числе несколько новых, до того неизвестных науке, видов. Интересно отметить, что новый вид моллюскообразного плеченогого животного, обнаруженного Абихом в 1868 году в верхнедевонских (374 – 359 млн. лет) осадочных отложениях в окрестностях средневекового монастырского комплекса Нораванк, ученый назвал в честь древнеармянского княжеского рода Орбелянов – Cyrtiopsis (Spirifer) orbelianus Abich. Надгробный хачкар одного из представителей этого рода – Буртела Орбеляна, изваянный выдающимся армянским зодчим и скульптором Момиком в 1339 году, по сей день сохранился в церкви Сурб Аствацацин Нораванского монастырского комплекса. В дальнейшем данный вид моллюска другими исследователями был обнаружен и описан из верхнедевонских осадочных пород Памира, Франции, Бельгии, Польши.

Надо отметить, что согласно давнишним традициям в естественнонаучном мире латинские названия ископаемых, как правило, присваиваются, исходя из каких-либо характерных форм той или иной особи, или в честь страны, географической местности, реки, горы и т.д., или известных естествоиспытателей, геологов, географов, зоологов, но никак не в честь исторических личностей. Данный неординарный подход Абиха красноречиво свидетельствует о глубоких исторических знаниях, большой любви и уважении к армянской истории и культуре.

Еще одним тому свидетельством можно считать факт названия в честь Армении в 1878 году нового вида ископаемого головоногого Pseudotitanoceras (Nautilus) armeniacum из верхнепермских осадочных отложений, образовавшихся 260 - 251 млн. лет назад, в непосредственной близости знаменитого на весь мир древнеармянского кладбища Старой Джуги, в Нахичеванской области, высокохудожественные надгробные хачкары которого за последние несколько лет варварски были уничтожены Азербайджаном. В контексте этого очередного вопиющего акта вандализма данный вид, названный в честь Армении, кроме узкоспециализированного научного значения, приобретает также важнейшее значение для источниковедения и является историческим независимым свидетельством обитания армян в Нахичевани с давних пор, которое еще раз опровергает нелепую теорию некоторых азербайджанских псевдоисториков и фальсификаторов науки (Д.А.Ахундова и др.) о якобы албанском и даже азербайджанском происхождении этих высокохудожественных шедевров. Таким образом, палеонтологическое название, данное Абихом, наряду с ранее известными письменными свидетельствами европейских путешественников – Дж.Ньюбери, Г.Пелшиора, А.Родеса, Шардена, Роберта Кер Портра и др. – об исконно армянских архитектурно-исторических ценностях в Джуге, можно рассматривать как важнейший независимый документ, еще раз подтвердивший факт проживания армян на этой территории с давних пор.

Поистине пионерскими являются естественнонаучные исследования Абиха на территории исторического Арцаха, где до него практически не ступала нога профессионального геолога. Во время своего первого посещения в 1849 году ученый досконально обследовал бассейн р. Тартар и, не устояв перед соблазном, посетил Дадиванк – монастырский комплекс, построенный в 1241 году. Потрясенный красотой этого удивительного памятника, Абих в чисто научной публикации, которая была переведена Л.Н.Марковой в 1873 г., отмечает, что «самый замечательный памятник во всей этой области представляется в боковом ущелье Тертера – это маленький, но хорошо сохранившийся монастырь древнеармянской архитектуры из мелкозернистого габбро».

В конце 1950-х годов по маршруту Ереван–Нахичеван–Горис–Бердзор–Шуши–с.Вазгенашен–низовья р.Тартар–Евлах–Тбилиси молодой ученый более обстоятельно изучил геологию Арцаха. На этот раз он проводил более детальные стратиграфо-палеонтологические изыскания, собственноручно собрал большую коллекцию ископаемых окаменелостей. Примечательно, что известный палеонтолог Д.Антула среди ископаемых форм верхнемеловых известняков Карабахского плато, присланных Абихом на определения в Вену, описал новый вид ископаемого брюхоногого моллюска Actaeonella (Volvulinella) armenica, названного так в честь автохтонного армянского народа, издревле населявшего Арцахскую землю.

В летне-осенний сезон 1866 года маститый ученый в очередной раз приступил к всестороннему геологическому изучению южной Армении и Арцаха. Однако на этот раз Абих, отклоняясь от своего основного маршрута, специально посетил Гандзасарский монастырь, воздвигнутый (1216 – 1238 гг.) стараниями великого хаченского князя Гасан-Джалаляна. Пораженный величием этого культового сооружения Абих отмечает: «...Около деревни Кандзасара... монастырь того же имени лежит в 500 футах выше деревни на плоском фельзито-порфировом хребте. Монастырь этот... был когда-то резиденцией патриархов Армянской провинции Арчак (Арцах. – прим. авт.). Это один из интереснейших памятников архитектурного искусства цветущей эпохи армянской истории как по своей глубокой древности, так и по оригинальной архитектуре и удивительной сохранности» (1873, с. 48). Восторженный отзыв ученого-энциклопедиста удивительным образом совпадает с профессиональной оценкой известного авторитета в области византийской архитектуры, французского ученого, профессора Сорбоннского и Нансийского университетов Шарля Диля (1859 – 1944). Последний в 1906 году по архитектурным достоинствам причислял крестово-купольную композицию Гандзасарской церкви к семи выдающимся армянским культовым сооружениям наряду с такими шедеврами мировой архитектурной мысли, как церковь св. Рипсиме (618 год) в Эчмиадзине и Анийский кафедральный собор (1001 год).

Великий ученый скончался в Вене в июле 1886 г. от банального приступа аппендицита. Согласно завещанию Абиха, его тело было сожжено, а урна с прахом была захоронена в могиле его матери в городе Кобленц.

Громадное научное наследие ученого – более чем 200 печатных статей и монографий, неопубликованные рукописи, письма и путевые заметки, архивные материалы и палеонтологические коллекции, хранившиеся в многочисленных архивах и музеях России, Германии и Австрии, к сожалению, изучены отнюдь не в полной мере и требуют серьезного доизучения. Это касается в первую очередь историко-культурного пласта и эпистолярного наследия ученого, которое, в отличие от геологической части, практически никем специально не изучалась и неизвестна широкому кругу читателей. В частности, до сих пор не переведен на русский и армянский языки двухтомник писем ученого, адресованных своим родителям, которые после его смерти были опубликованы в Германии вдовой ученого, дочерью крупнейшего химика Германа Гессе, Аделаидой Абих. Несколько фрагментов многогранного эпистолярного наследия Абиха дошли до армянского читателя благодаря усилиям Альберта Мушегяна.

Таким образом, Г.Абих является одним из пионеров в изучении неживой природы и культуры Армении и Арцаха, многие научные положения и выводы которого не потеряли своей актуальности и по сей день.